Ваш город Калининград Это ваш город? Да     Нет, выбрать другой
Заказать звонок
Отправить заявку на лизинг

Лизинговая деятельность стала полигоном отработки ряда правовых доктрин

8 октября на 7-й ежегодной конференции ОЛА  "ДЕНЬ ЮРИСТА лизинговой компании – 2012" выступил начальник управления частного права ВАС РФ Р.С.Бевзенко. Объединенная Лизинговая Ассоциации попросила поделиться своими выводами, которые сделали участники мероприятия на основе его выступления. Благодарим Сергея Александровича Громова и Лельчицкого Кирилла Игоревича за предоставленные мнения! Громов Сергей Александрович, руководитель юридической дирекции ГК "Балтийский Лизинг"Основные тезисы выступления Р.С. Бевзенко  (выборочно, т.к. чем интереснее было изложение, тем меньше удавалось записать) свелись к следующему:

Лизинговая деятельность стала полигоном отработки ряда правовых доктрин, в частности:

- несправедливых договорных условий (далее было отмечено, что постановление № 17389/10 (дело “Мета-Лизинг”) принималось летом 2011 г., а обзоры по кредитованию – только осенью, поэтому вещи не были названы своими именами);

- последствий расторжения договора (постановление № 1059/40 (дело “Сибизотерм”));

- специфических аспектов залога (постановление № 16533/11 (дело “Балтдрага”)).

Вопрос вопросов – лизинг это аренда или заем? Еще два года назад такие разговоры были экзотикой. За два года многое изменилось. Появились публикации и надзорная практика, основанные на понимании лизинга не как аренды, а как займа с обеспечительной передачей права собственности.

Такое понимание появилось, но оно размывает чистоту законодательных конструкций. У судей возникает когнитивный диссонанс. Сложно, когда в законе написано одно, а в головах – другое. Ясно, что будут страшные метания практики при рассмотрении дел о расторжении договора. Какое-то время придется потерпеть неопределенность.

Следует ждать вторую волну рекодификации гражданского законодательства. Едва ли не первое, что требуется переписать в части второй ГК РФ, – это институт лизинга, возможно даже с выносом норм о нем из гл. 34 в самостоятельную главу.

Пока рассматривается вопрос о подготовке проекта постановления Пленума ВАС РФ по делам о лизинге. Информационного письма Президиума ВАС РФ для абстрактного перетолкования целого института недостаточно, хотя суды и связаны авторитетом правовых позиций ВАС РФ, в какой бы форме они ни были выражены. Проект находится в черновом, зачаточном состоянии и не рассматривается в качестве приоритетного. В случае принятия закона о внесении изменений в ГК РФ основные силы будут отданы подготовке проекта постановления Пленума о его вступлении в силу и об изменении ранее изданных постановлений в соответствии с новым законом.

В постановлении № 9860/11 (дело “Европлан”) важны рассуждения, в основу которых положен принцип необходимости возмещения затрат лизинговой компании и получения ею прибыли. Лизинговая операция не должна быть убыточна. Таким образом, прогресс в понимании лизинга налицо. [Добавлю от себя, что без ясного указания суды при приложении правовых позиций ВАС РФ к фактическим обстоятельствам не руководствуются принципом “lex posterior derogate priori”. Сейчас в актах ВАС РФ можно найти диаметрально противоположные суждения по целому ряду спорных вопросов, касающихся лизинга. Поэтому постановление № 9860/11 не воспринято судами как отказ от нумеролого-каббалистических экзерсисов, вытекающих из постановлений № 1729/10 и 17389/10, в пользу сальдового подхода. Кстати, в начале выступления коэффициенты (видимо, те, которые нужно рассчитывать по рецептам постановлений № 1729/10 (дело “Евротехника”) и 17389/10 (дело “Мета-Лизинг”)) справедливо названы безумными, по поводу неготовности ответить на вопросы, касающиеся их расчета, принесены извинения.]

В постановлении № 16533/11 (дело “Балтдрага”) [после изложения фабулы дела] история свидетельствует о том, что не всё прекрасно в лизинговом бизнесе в России. [Добавлю от себя, что на отдельных примерах то же можно сказать и о любой сфере человеческой деятельности, включая арбитражную систему – и еще неизвестно, где “прекраснее”.]

Если исповедовать формальный подход, лизингодатель – полноценный собственник и странно было бы ограничивать его в праве отдавать принадлежащее ему имущество в залог. Если постепенно отходить от формальных позиций, то собственность у лизингодателя – ненастоящая. Нет самого главного – абсолютных власти и господства над вещью, нет владения. Само право возникает у лизингодателя на время и только ради одной операции с одной целью – в случае неисправности должника служить удовлетворению кредитора. Поэтому у лизингодателя специфическая обеспечительная собственность, ибо нет абсолютной свободы в распоряжении, как это и следует из ст. 18 Закона о лизинге.

В нашей доктрине слабо разработаны обеспечительные конструкции, связанные не с предоставлением кредитору ограниченных прав на предмет обеспечения, а с передачей кредитору титула. В законе обозначены только удержание права собственности и обеспечительная уступка права требования, но и они не нашли широкого распространения. Едва ли единственными отечественными публикациями по этой теме являются работы С.В.Сарбаша, тогда как за рубежом про обеспечительные титулы пишут тома по 600 страниц.

Из воззрения на лизинг как на обеспечительную конструкцию следует, что при банкротстве лизингополучателя лизингодатель не должен просто так забирать предмет лизинга. Если лизинг – это способ вещного обеспечения, то при банкротстве к нему должен быть подход именно как к вещному обеспечению и именно так эта конструкция должна работать. Предмет обеспечения должен быть передан в конкурсную массу. Все кредиторы должны быть равны, иное – несправедливо.

В данном постановлении впервые всё названо своими именами. Указано, что собственность лизингодателя имеет временный характер. Настоящая собственность временной не бывает.

При залоге предмета лизинга залогодержатель должен понимать, что при уплате лизингополучателем “последней копейки” и переходе к лизингополучателю права собственности на предмет лизинга право залога прекратится, хотя это и противоречит производному характеру приобретения лизингополучателем права собственности, при котором залог традиционно сохраняется.

В практике ВАС РФ последнего времени закреплены правовые позиции, в силу которых добросовестный залогодержатель защищается против собственника, а добросовестный покупатель – против залогодержателя. В данном постановлении лизингополучатель защищен от залогодержателя еще сильнее.

В постановлении № 13135/11 (дело Колонтаенко И.А.) продемонстрировано, что грош цена всем фразам в стандартных документах. Их содержание (в части констатации фактов) – не более, чем опровержимая презумпция. Однако не нужно думать, что ВАС РФ устроил гонения на договоры присоединения. Такие договоры – признак конвейера, который прогрессивнее, чем ручная сборка. Но если в таком документе появляются несправедливые условия, навязанные составителем документа контрагенту, – это нужно исправлять.

В постановлении № 1930/11 (дело “Росевробанк”) исправлен дефект ст. 13 Закона о лизинга, буквально позволявшей кому угодно списать какие угодно суммы с кого угодно. Странно, что эта норма не была таким образом откорректирована еще 10 лет назад. Видимо, не было поводов. Упреки в полной отмене нормы несправедливы, ВАС РФ способен на многое, но не на отмену нормы, установленной законом. Однако при толковании нормы судом возможное всякое, бывают еще расширительное и ограничительное толкование, применение аналогии закона и аналогии права... [Добавлю от себя, что с таким толкованием исчезло главное – возможность для лизингодателя доказать банку лизингополучателя без привлечения последнего, что договор лизинга есть, а требование не является “липовым”. Из постановления явно следует, что для банка единственным источником информации об обязательстве, во исполнение которого совершается списание, является владелец счета – лизингополучатель (неисправный должник): “... возлагает на плательщика обязанность предоставить при заключении сделки в обслуживающий банк сведения о кредиторе ...”, “Росевробанк ненадлежащим образом осуществил формальную проверку”, “списывая денежные средства со счета клиента, он не запрашивал копию договора лизинга у плательщика”. Дефект нормы нужно было исправлять, но не по принципу “лучшее средство от головы – гильотина”.]

В постановлении № 17389/10 (дело “Мета-Лизинг”) проведен принцип выравнивания имущественных интересов сторон лизинговой сделки на случай ее расторжения. Видимо, в постановлении Пленума ВАС РФ даже без теоретизирования на тему правовой природы лизинга следует указать формулу, по которой следует определять, кто, кому и сколько должен. Это постановление не о свободе договора и не о запрете продавать имущество стоимостью 1 млн руб. за 1 тыс. руб. Это постановление о недопустимости добиваться несправедливого результата со ссылкой условие о символической выкупной цене дорогостоящего имущества. [Добавлю от себя, что символическая выкупная цена предмета лизинга – это требование клиентов. Та лизинговая компания, которая позволит себе указать в проекте договора выкупную цену предмета лизинга, равную ожидаемой рыночной стоимости на дату истечения срока лизинга, останется сидеть со своим проектом договора как старуха у разбитого корыта. Некоторых клиентов даже не устраивает условие “выкупная цена равна последнему лизинговому платежу” – им подавай именно 1 тыс. руб.! А потом они же (в случае расторжения договора и изъятия имущества) побегут оспаривать это условие, которое, между прочим давало им возможность относить лизинговые платежи на расходы для целей налогообложения прибыли целиком, а не только в части, превышающей “выплаты в счет действительной выкупной цены”.]

В постановлении № 1059/10 (дело “Сибизотерм”) сформулирован подход к регулированию последствий расторжения договора в части квалификации обязательств – как договорных или внедоговорных. На протяжении ряд лет от одного обобщения практики к другому наблюдались метания от квалификации их в качестве договорных обязательств к кондикционной трактовке. В проекте изменений к ГК РФ также нет единообразия. Хорошо бы сделать постановление Пленума ВАС РФ о последствиях расторжения договора. [Добавлю от себя, что желательно при этом не увлечься идеями А.В.Егорова о сложном договорном обязательстве, которое в результате расторжения преобразуется в другое сложное обязательство.]


Лельчицкий Кирилл Игоревич, юрист юридической компании Noerr
Постараюсь изложить тезисно выводы, которые сделал для себя после выступления Р.С. Бевзенко.


- лизинг не только аренда;

-лизинг может быть квалифицирован как заем (дело Балтдраго - 16533/11);

- лизинг - финансовая сделка, аналог займа;

- нужно ждать рекодификации гражданского законодательства;

- может быть лизинг следует вывести в отдельную статью ГК;

- готовится проект постановления пленума вас с разъяснениями по лизингу (но это не первый приоритет, раньше чем через полгода не будет);
 
- 9860/11: Европлан аванс; обратить внимание на природу лизинга, принцип возврата л/дателю затрат + вознаграждение (лизинг не может быть убыточным); сравнивается сумма аванса + стоимость автобуса + лизинговые платежи; президиум подошел с т.з. экономики (кредитная концепция)
 
- 16848/11: проблема сублизинга (Камаз); если заключаешь договор на передачу вещи в будущем + с лицом, которое само правом не обладает - риск; иск о признании права - нужно доказать, что право есть
 
- 16533/11: Балтдрага; у лизингодателя нет и не может быть абсолютного/настоящего права собственности (т.к. лизингодатель никогда не владеет вещью); значит лизингодатель не может свободно распоряжаться предметом лизинга (закладывать, забрать, передать другому); право собственности носит "временный характер"; после выплаты последнего платежа - право собственности должно прекратиться; почему тогда лизингодатель может забрать имущество из конкурсной массы? В банкротстве все должны быть равны. Лизингодатель не должен отличаться от залогового кредитора!
 
- в законе ничего не написано про добросовестного залогодержателя (есть президиум "Алиса" против "Россельхозбанка")
 
- 13135/11: Атлант-М Лизинг; если документ стандартизированный, то суд может квалифицировать все равно как "договор присоединения".
 
- 1930/11: Армада (инкассовые поручения); банк должен с повышенной осмотрительност и заботой относиться к клиенту и все перепроверять; несправедливо и опасно в бесспорном порядке списывать деньги со счета клиента; норма о бесспорном списании не должно применяться без проверки; может быть иск к банку;
 
- 17389/10: (Мета лизинг); ст. 15 ГК; справедливость; лизинговые платежи + стоимость предмета лизинга не должны превышать стоимость договора лизинга;
 
- 8989/12: вопрос о продаже имущества от дочерней компании - материнской по нерыночной цене
 
- если неустойчивая практика - ВАС должен вмешаться (это справедливый упрек)
 
- неустойка - см. Пленум по кредитным договорам
 
- предмет лизинга - природа залога

 

Копирование материалов с сайта www.baltlease.ru без указания ссылки на источник информации запрещено.

Подписка

Пресс-служба

Санкт-Петербург
тел./факс: +7 (812) 670-90-80

Наверх